Скорее мифы, а не история, напоминают нам два сюжета. Оба касаются языка. Первый о том, как господь наказал слишком гордых людей, задумавших возвести

башню до небес. Он наказал их тем, что смешал единый язык, на котором говорили потомки Ноя, и люди перестали понимать друг друга. Пока они понимали друг друга, работа спорилась и строительство Вавилонской башни продолжалось. Как только перестали понимать, вдруг заговорив на разных языках, разругались и расселились по разным уголкам нашей планеты.

А второй сюжет о том, как ученики Иисуса вдруг стали говорить на разных языках, нужными им для того, чтобы нести Христово учение во все уголки Земли.

Одна история, продолжая другую, учит нас двум истинам: 1. язык объединяет. 2. нужно говорить на разных языках, чтобы сплотить человечество вокруг одной общей идеи. Так что главнее – язык или идея?

Начну с простых умозаключений. Язык – это не идеология. Французские, китайские или украинские звуки и слова никак не могут быть идеологией. Используя звуки и слова, носители того или иного языка формируют идеологии. Язык также не может делать человека хорошим или плохим. На одном и том же языке говорили Гете и Гитлер, Микеланджело и Муссолини, на одном и том же языке Тарас Шевченко писал свои бессмертные заповиты, а президент Порошенко уже третий год врет с самой высокой трибуны страны.

Кроме того, поведение той или иной нации, или лидера той или иной нации, не может делать язык, на котором говорит эта нация «вражеским языком». Если бы мы с вами следовали этой логике, то в Европе должны были быть уже запрещены все самые «разговариваемые» языки, поскольку практически все нации, населяющие современную Европу, на протяжении нескольких тысячелетий своей истории, были агрессорами и захватчиками. Поэтому, выдумай кто-нибудь запретить языки по признаку «кто на кого развязал войну», мы бы все уже давно чирикали, а не разговаривали.

А, теперь, серьезно. Язык, на котором говоришь, это очень личное дело. Поэтому начну с себя. Мой прапрадед из Харьковской губернии, из уездных землевладельцев. На каком языке говорили в семье моего прадеда, я не знаю. Моя прабабка вышла замуж за инженера-путейца, который, плохо восприняв приход большевиков, перевез всю семью в Среднюю Азию. У них было тринадцать детей, половина из которых, включая мою прабабку, умерли от тифа в той Средней Азии. Моя бабушка осталась сиротой, когда ей было лет девять, мыкалась по приемным семьям, пока, наконец, ее не взяла в свою семью старшая сестра, которая уже была замужем за военным Красной Армии. Бабуля тоже выскочила замуж за военного летчика по имени Яков в 16 лет. Моя мама, окончив институт Иностранных языков в Одессе, вышла замуж за морского офицера родом из Сибири. Я училась в пяти разных школах, а окончила среднюю школу в Баку. Мой первый муж был белорус-киевлянин, а мой второй муж грек. Что делать, если рядом со мной ни первый, ни второй раз не оказалось украинца, который бы мне сказал: «Я для тебе, красуня, всім миром стану»?

К чему я все это рассказываю? К тому, что история твоей страны накрепко связана с историей твоей семьи. Кого винить? Возможно, если бы в 1654 году в Переяславле, не был подписан документ, по которому Украина вошла в состав Российского государства, а сто лет назад правительство УНР не оказалось бы настолько слабым, что буквально сдало Украину большевикам, может, все сложилось бы по-другому. Но есть так, как есть. И на фоне всем известной истории, кто может себя считать истинным украинцем – этнические украинцы, говорящие из поколения на украинском языке, или такие, как я? Кто больше украинец и кто лучший украинец? Дело в том, что я считаю себя украинкой ни чем не хуже тех, кто рвет на себе вышиванку по поводу мовного вопроса. Я стою не только рядом, но и вровень с теми, кто считает себя истинными украинцами. Я только веду себя по-другому.


Я не швыряю мелочь в продавщицу книжного магазина, ответившую мне по-русски, я не выгоняю приглашенных мною гостей из эфира, я не обвиняю русскоговорящих украинцев в том, что они привели войну на мою землю и не называю их дебилами, место которым исключительно в гетто. У нас сейчас пол Украины говорит по-русски, вы что, собираетесь оградить Одессу, Днепропетровск и Харьков колючей проволокой, сделав из этих регионов русскоязычное гетто? Забыли, что русскоязычные украинцы отстояли свои земли в 2014 году от «русской весны»? А на фронте сколько русскоязычных воюет за свободу Украины? Может, поедете, встанете с ними в окопах бок о бок?

«Истинные» украинцы оперируют некоторыми одинаковыми штампами.

1. Нам говорили, жалуются они, что главное для Украины это экономика и благосостояние. И тогда люди станут жить лучше и полюбят Украину и украинский язык. А, пока, живем в нищете, придется потерпеть языковую дискриминацию со стороны русскоговорящих. Не буду спрашивать, кто в Украине терпит сейчас языковую дискриминацию, потому что это абсолютно бесполезный вопрос. Ответ на него прост. В Украине никто не терпит языковую дискриминацию – ни украиноговорящие, ни русскоговорящие. А что касается экономики, то все правильно. Настают времена, когда уже не человек должен для государства, а государство для человека. Нам стало лучше жить за последние четверть века? А разве только русскоговорящие уезжают от нищеты за границу, или украиноговорящие с Галичины тоже валят, да не только в Европу, но и в ту же Россию кирпичи класть?

А вот, если бы «истинные» украинцы обратили свой взор на власть, которая правит Украиной все эти четверть века и подумали, почему украинский народ живет все хуже, и не очередной ли это геноцид, когда половина населения изведут, а другую выпхают из их страны безработицей и нищетой? Кто тогда будет на украинском разговаривать? Оставшиеся полтора миллиона? Олигархи и их семьи? Сомневаюсь…
Но «истинные» украинцы на власть смотреть не желают. Там у них все в порядке. Президент Вальцман и премьер Гройсман, в вышиванках и на чистом украинском, во всеуслышание объявили о том, что провели уже 144 реформы на наши головы, и что украинцам высшее образование не нужно. Нужны рабы, но «истинные» украинцы этого не слышат! Они слышат украинскую речь из уст воров и преступников, а им это как божья роса и сладкая патока на их слегка поверхностное восприятие действительности.


2. «Истинные» украинцы говорят, что русскоязычные украинцы привели войну в Украину. Совесть есть? У меня для тех, кто придуривается, что не понимает насчет войны, новость есть. Войну на украинскую землю привел российский президент, пятая колонна внутри Украины, до сих пор во множестве почкующаяся во всех ветвях украинской власти и продолжающая политику Путина внутри Украины, а также наша с вами теперешняя власть, что официально правит нашей державой. Гнусность и вшивость пятой колонны не имеет ничего общего с русским языком, поскольку многие из этих российских холуев говорят по-украински. Дело в том, что гнусная суть пятой колонны и нашей власти одинакова и состоит она в сотрудничестве с врагом. Они и есть инициаторы, пособники и запроданцы.

Я вам вот что скажу: пока кандидатов на высшие посты в Украине сначала будут одобрять в Кремле, а потом мы с вами их будем выбирать, ничего не измениться лучшему. Так и будем барахтаться в собственном дерьме, пока "русский мир" будет править нашей страной. И стоит нам чуть оскалиться на этот «русский мир» в высоких кабинетах, как он нам тут же орет «Путин нападет!» Теперь понятно, какой «русский мир» Путин спасает по соковым окрестностям?

Однако, возможно, «истинные» украинцы имеют в виду тех рабов с феодального Донбасса, которые кричали «Путин, приди»? Тогда у меня вопрос к «истинным» украинцам – а где вы были все предыдущие десятилетия? Почему спокойно жили рядом с феодальным и Донбассом и пророссийским Крымом, который рассматривался не иначе, как большой дачный участок для власть имущих? Почему не организовывали движение и не поехали миссионерами туда, как христианские миссии посылали своих добровольцев в самые отдаленные и дикие уголки на нашей планете? В Крым куда легче было съездить, объединить, доказать, заинтересовать, открыть вечерние или воскресные школы украинского языка. Но вы туда только загорать ездили. Если власть не хотела проводить политику украинизации всего государства, почему не было создано массового движения, как альтернативы политике власти?

Знаете, чем эти заявления и показушная нетерпимость «истинных» украинцев чреваты? Двумя вещами. 1. Расколом и сужением Украины, о чем мечтает наш северный сосед. 2. Расколом и гражданской войной на языковой почве. И тогда мы, украинские патриоты, спросим вас, «истинных» украинцев, кто привел войну на нашу землю.

В то же время, в отличие от «истинных» украинцев, я безмерно уважаю и разделяю многие взгляды украинских националистов. Их идеология строится на видении объединенной и сильной нации, а главной целью является построение Украинской Национальной Державы, свобода и независимость Украины. Это означает, что власть в такой державе принадлежит нации, объединенной общей идеей. Нация – это физическое тело, душа и дух. Так вот, дух нации – это национализм, стержень – это идея, основа – это язык. Остальное можно нанизывать. Они идут не от первостепенности языка, а от первостепенности Идеи. Я также разделяю их взгляд на то, что наш флаг должен быть жовто-блакитним, а не наоборот. «Вода» не может быть сверху «солнца», как сейчас, это абсурд. И, конечно, я разделяю их взгляды касательно ветвей власти. В Украине их должно быть пять, а не три, как сейчас – мировоззренческая (концептуальная), идеологическая, законодательная, исполнительная и судовая. Почему мировоззренческая? Потому что надо четко понимать, куда мы идем. А идеологическая, чтобы не сбиться с пути.

Однако националистам надо быть осторожными. Им совсем недавно власть бросила кость. Проспект и улица теперь носят имена их героев – Шухевича и Бандеры. Власть боится националистического движения. Потому что националисты умеют бороться. Власть будет и дальше кидать им кости. А, пока они их будут глодать, посадит их на цепь.

Шухевич и Бандера навряд ли когда-нибудь станут героями для всех украинцев. И дело тут не в совковости или «гэбэшности» тех, кто их не принимает. Дело тут в простой человеческой логике. Как ни крути, два украинских легиона были созданы при нацисткой армии. Нельзя бороться со злом еще большим злом. Бандера навсегда останется героем в том смысле, что он боролся за свободную и независимую Украину со сталинским режимом. Гитлер, напавший на СССР, возможно, и уничтожил бы сталинский режим, но он не собирался делать Украину ни свободной, ни независимой. Он собирался сделать украинцев третьесортным народом, над которым истинные арийцы готовились проводить эксперименты. В том числе и для украинского народа, Гиммлер развил концепцию концентрационных и трудовых лагерей. Поэтому и Бандера, и Шухевич останутся для меня двуликими героями, пожертвовавшими собой и другими ради свободы, и ради нее же сложившими свои головы… Не идея, а методы их были ошибочными, а история ошибок не прощает.

Поэтому, не стоит повторять ошибок прошлого. Я вижу националистов не разрушающей и разделяющей, но теплой и ласковой волной, обнимающей весь украинский народ, готовый бороться за свободу и независимость Украины. Не важно, на каком языке сейчас говорят украинские патриоты – на украинском, русском или грузинском. Нация развивается. Все большее число украинских граждан видят себя не только владельцами украинских паспортов, но украинцами по сути и по духу.

Говоря о националистах, я не имею в виду политические партии, которые пыжатся проповедовать идеологию националистов, а о движении, которому еще предстоит по-настоящему окрепнуть. Я как-то слышала такое выражение: «Ваша мiсiя нести смолоскип, а таких, как я – прибирати Вам перешкоди з дороги». Прекрасно сказано, не правда ли? У нас обязательно появится тот, кто сможет повести за собой всю нацию, и тогда нация станет объединенной и благополучной. Тогда появится и стержень, и основа.

А «истинным» украинцам хочу посоветовать прекратить истерику. Кидать мелочь в лицо и загонять «дебилов» в «гетто» - это характерные черты не украинской, а другой "истинности", той, которая 78 лет тому назад, поставила на колени и загнала в концлагеря всю Европу. Такие движения мозга и тела происходят от комплекса неполноценности, когда в 1876 году Александр II издал указ, запрещающий публичное использование украинского языка. Сейчас на дворе 2017-ый и никто больше не сопрягает украинский язык исключительно с украинским селянином. Да и тогда, кто не хотел, этого не делал. Тарас Шевченко, Леся Украинка, Михайло Коцюбинский создавали прекрасную поэзию на украинском, плюя на все указы российских царей. А с чувством неполноценности надо бороться в одиночку или со специалистом.

Так что, мой язык мне не враг. У моих врагов есть тело и лицо. Язык это средство общения и мои произведения. Украинский язык любимый и комфортный для меня – я читаю, смотрю передачи и даже перевожу с украинского. Но я не могу писать на украинском так, как я это делаю на русском, который я выучила в детстве. Главное, чтобы сердце в груди билось украинское…

 
Добавить комментарий
Пожалуйста, старайтесь не употреблять нецензурные слова


2017